image_print

┌─                                                                  ─┐

Государственная Дума

Федерального Собрания

Российской Федерации

 

Министерство юстиции

Российской Федерации

Наименование органа принявшего (разработавшего) нормативный акт

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
по результатам независимой антикоррупционной экспертизы

Крупского Максима Андреевича ,
(указывается наименование юридического лица или фамилия, имя, отчество (при наличии) физического лица)

аккредитованного распоряжением Министерства юстиции Российской Федерации

от 27.01.16 105-р в качестве

независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой

антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов

и проектов нормативных правовых актов

 

В соответствии с частью 1 статьи 5 Федерального закона от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и пунктом 4 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», проведена антикоррупционная экспертиза

 

Проекта федерального закона № 475641-7 «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» [1]
(указываются реквизиты нормативного правового акта или проекта нормативного правового акта)
(далее — «Проект» )
              (сокращение)

 

Анализируемый Проект задуман в качестве документа, призванного установить дополнительные требования к физическим и юридическим лицам, претендующим на получение аккредитации в качестве независимых экспертов, уполномоченных на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов.

Признавая определенную обоснованность отдельных положений Проекта, необходимо отметить, что в нем содержится ряд коррупциогенных факторов.

 

            1) Согласно Проекту, часть 1 статьи 5 Федерального закона от 17.07.2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»[2] предлагается изложить в следующей редакции:

 

«1. Институты гражданского общества и граждане Российской Федерации могут в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет собственных средств проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов). Порядок и условия аккредитации экспертов по проведению независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции.

Не допускается участие в проведении независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов):

-граждан, имеющих неснятую или непогашенную судимость;

-граждан, включенных в реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия;

-граждан, осуществляющих деятельность в органах и организациях, указанных в пункте 3 части 1 статьи 3 Федерального закона;

-международных и иностранных организаций;

-некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».

 

В отношении изложенных предложений разработчика необходимо отметить, что, согласно статье 2 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», основными принципами организации антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) являются, в том числе, обоснованность, объективность и проверяемость результатов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), а также компетентность лиц, проводящих антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) (п.п. 3, 4 статьи 2 указанного федерального закона).

 

1.1) Гарантией обоснованности, объективности и проверяемости результатов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) является соблюдение лицами, осуществляющими антикоррупционную экспертизу, правил и методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»[3]. Так, согласно пункту 7 указанных правил проведения антикоррупционной экспертизы, результаты независимой антикоррупционной экспертизы отражаются в заключении по форме, утвержденной Приказом Минюста России от 21.10.2011 № 363 «Об утверждении формы заключения по результатам независимой антикоррупционной экспертизы»[4]. При этом, в соответствии с пунктом 7(4) указанных правил, в случае, если поступившее заключение по результатам независимой антикоррупционной экспертизы не соответствует форме, утвержденной Министерством юстиции Российской Федерации, федеральные органы исполнительной власти, нормативные правовые акты которых подлежат государственной регистрации, возвращают такое заключение не позднее 30 дней после регистрации с указанием причин.

Необходимо также обратить внимание, что при проведении антикоррупционной экспертизы любое лицо обязано соблюдать указанную выше методику проведения антикоррупционной экспертизы, в которой описан исчерпывающий перечень коррупциогенных факторов и содержание каждого из них. Формулирование автором экспертного заключения самостоятельных коррупциогенных факторов не допускается.

Согласно части 2 статьи 5 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», в заключении по результатам независимой антикоррупционной экспертизы должны быть указаны выявленные в нормативном правовом акте (проекте нормативного правового акта) коррупциогенные факторы и предложены способы их устранения. При этом, в соответствии с частью 3 статьи 5 указанного федерального закона, заключение по результатам независимой антикоррупционной экспертизы носит рекомендательный характер и подлежит обязательному рассмотрению органом, организацией или должностным лицом, которым оно направлено, в тридцатидневный срок со дня его получения. По результатам рассмотрения гражданину или организации, проводившим независимую экспертизу, направляется мотивированный ответ, за исключением случаев, когда в заключении отсутствует предложение о способе устранения выявленных коррупциогенных факторов.

 

Таким образом, действующее законодательство в сфере антикоррупционных экспертиз предусматривает четкий порядок проведения таких экспертиз, включающий в себя выполнение экспертом обязательных требований, касающихся, как формы экспертного заключения, так и его содержания. Выполнение данных требований обеспечивает соблюдение принципов обоснованности, объективности и проверяемости результатов антикоррупционной экспертизы.

 

 

1.2) Соблюдение принципа компетентности лиц, проводящих антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) достигается за счет выполнения требований, предусмотренных Административным регламентом Министерства юстиции Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по осуществлению аккредитации юридических и физических лиц, изъявивших желание получить аккредитацию на проведение в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации (далее — Административный регламент), утвержденным Приказом Минюста России от 27.07.2012 № 146[5].

Согласно пункту 2 указанного Административного регламента, при предоставлении Минюстом России государственной услуги по осуществлению аккредитации юридических и физических лиц, изъявивших желание получить аккредитацию на проведение в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, заявителями могут быть: 1) гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и стаж работы по специальности не менее 5 лет; 2) юридическое лицо, имеющее в своем штате не менее 3 работников, удовлетворяющих требованиям, установленным подпунктом 1 настоящего пункта.

Необходимо отметить, что Административный регламент прямо предусматривает исчерпывающий перечень документов, необходимых в соответствии с нормативными правовыми актами для предоставления государственной услуги, подлежащих представлению заявителем, а также порядок их представления.

 

Пункт 18 Административного регламента гласит:

 

Физическое лицо для получения государственной услуги может представить по почте, опустить в ящик для корреспонденции Минюста России либо направить через Единый портал или официальный сайт Минюста России в сети Интернет следующие документы:

 

а) заявление об аккредитации физического лица в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

 

б) копию документа, удостоверяющего личность гражданина Российской Федерации (копия паспорта);

 

в) копию документа государственного образца о высшем профессиональном образовании;

 

г) копию документа государственного образца о наличии ученой степени (при наличии);

 

д) копию трудовой книжки;

 

е) справку о прохождении службы, подтверждающую наличие у гражданина соответствующего стажа работы по специальности, заверенную печатью организации, в которой заявитель проходит службу (в случае если гражданин проходит военную службу либо правоохранительную службу).

 

 

Пункт 19 Административного регламента гласит:

 

Юридическое лицо для получения государственной услуги может представить по почте, опустить в ящик для корреспонденции Минюста России либо направить через Единый портал или официальный сайт Минюста России в сети Интернет следующие документы:

 

а) заявление об аккредитации юридического лица в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, подписанное руководителем организации;

 

б) копию свидетельства о государственной регистрации юридического лица;

 

в) копию документа государственного образца о высшем профессиональном образовании работника юридического лица, отвечающего условиям аккредитации в качестве независимого эксперта — физического лица;

 

г) копию документа государственного образца о наличии ученой степени работника юридического лица, отвечающего условиям аккредитации в качестве независимого эксперта — физического лица (при наличии);

 

д) копию трудовой книжки работника юридического лица, отвечающего условиям аккредитации в качестве независимого эксперта — физического лица (с отметкой о работе в организации по настоящее время);

 

е) копию паспорта гражданина Российской Федерации работника юридического лица, выданного отвечающего условиям аккредитации в качестве независимого эксперта — физического лица;

 

ж) заявление о согласии работника юридического лица, изъявившего желание получить аккредитацию на проведение в качестве независимого эксперта антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, на обработку его персональных данных и внесение этих данных в государственный реестр независимых экспертов, получивших аккредитацию на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации (далее — государственный реестр), размещенный на официальном сайте Минюста России в сети Интернет.

 

 

Предоставление заявителем документов, согласно перечню, установленному Административным регламентом, а также соблюдение порядка их предоставления в Минюст России, таким образом, служит гарантией соблюдения принципа компетентности лиц, проводящих антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов). Иных критериев для проверки компетентности заявителей законодателем не предусмотрено.

 

Анализ доводов, изложенных в пунктах 1.1) и 1.2) настоящего заключения, позволяет прийти к следующим выводам.

 

В настоящее время законодателем создан качественный механизм проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, обеспечивающий подготовку объективных экспертных заключений компетентными лицами, а равно исключающий возможность рассмотрения государственными органами заведомо необоснованных и несоответствующих установленным правилам и методике проведения антикоррупционной экспертизы заключений.

Предложенные разработчиком анализируемого Проекта ограничения по субъектному составу лиц, имеющих право проводить антикоррупционную экспертизу, справедливы лишь отчасти. Так, представляется, что ограничения такого рода должны быть обусловлены необходимостью обеспечения высокого качества проводимых антикоррупционных экспертиз и их соответствия указанным в действующем законодательстве принципам.

С этой точки зрения представляется обоснованным предлагаемый разработчиком запрет на участие в проведении независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) граждан, включенных в реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия, поскольку включение граждан в данный реестр осуществляется на основании статьи 15 Федерального закона от 25.12.2008 N 273-ФЗ «О противодействии коррупции»[6] в связи с совершением указанными гражданами коррупционного правонарушения.

По аналогичным основаниям представляется разумным запрет на участие  в проведении независимой антикоррупционной экспертизы лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость за совершение преступлений коррупционной направленности. Вместе с тем, предложенный разработчиком запрет на участие в проведении независимой антикоррупционной экспертизы лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость, не учитывающий характер совершенного преступного деяния представляется необоснованным, создающим чрезмерные ограничения для граждан и не отвечающим принципам организации антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Исходя из указанных принципов, предлагаемый разработчиком запрет на участие в проведении независимой антикоррупционной экспертизы  граждан, осуществляющих деятельность в органах и организациях, указанных в пункте 3 части 1 статьи 3 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», следует признать обоснованным, поскольку в противном случае существует риск возникновения дублирующих полномочий указанных граждан — с одной стороны, они будут иметь право на проведение антикоррупционной экспертизы в силу своих должностных обязанностей в качестве должностных лиц организаций, указанных в пункте 3 части 1 статьи 3 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», а с другой стороны, у них будет возможность получить аккредитацию в Минюсте России в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, что, в свою очередь, может привести к нарушению принципа объективности результатов экспертизы.

Необходимо обратить внимание, что с предложенным разработчиком запретом на участие в проведении независимой антикоррупционной экспертизы  международных и иностранных организаций, а также  некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, невозможно согласиться по причине его необоснованности. Так, согласно пояснительной записке к Проекту, «недопущение возможности влияния указанных юридических лиц на социальные и политические институты российского общества рассматривается как один из приоритетов в деятельности органов государственной власти, направленных на защиту основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов российских граждан, национальных интересов Российской Федерации, обороноспособности и безопасности государства и поддержание общественного порядка». Вместе с тем, следует отметить, что разработчик не приводит каких-либо обоснованных доводов, свидетельствующих о том, что все международные, иностранные организации, а также некоммерческие организации, выполняющие функции иностранного агента, представляют угрозу для основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов российских граждан, национальных интересов Российской Федерации, обороноспособности и безопасности государства, а также общественному порядку. Презумпция подобной угрозы по своей сути носит дискриминационный характер.

            Следует также подчеркнуть, что при проведении антикоррупционной экспертизы перечисленные выше организации связаны теми же требованиями российского антикоррупционного законодательства, правилами и методикой проведения антикоррупционных экспертиз, что и иные юридические лица, а также физические лица. Это, в свою очередь, исключает возможность осуществления ими какого-либо влияния на социальные и политические институты российского общества в обход российских государственных органов, на рассмотрение которых поступает экспертное заключение, подготовленное указанными юридическими лицами. Более того, как следует из положений части 3 статьи 5 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», заключение по результатам антикоррупционной экспертизы носит рекомендательный характер и не является обязательным для государственных органов, что также свидетельствует о невозможности негативного влияния указанных выше юридических лиц на социальные и политические  институты российского общества.

Дополнительно следует отметить, что данный запрет, будучи необоснованным, является нарушением принципа организации антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), предусмотренного пунктом 5 статьи 2 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», согласно которому закон предусматривает обязательное сотрудничество федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц с институтами гражданского общества при проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

 

Отдельное внимание необходимо уделить наличию нормативных коллизий между предлагаемой разработчиком редакцией части 1 статьи 5 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» с одной стороны, и пунктов 18, 19 Административного регламента Министерства юстиции Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по осуществлению аккредитации юридических и физических лиц, изъявивших желание получить аккредитацию на проведение в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Так, пункты 18 и 19 Административного регламента, как было указано выше, содержат  исчерпывающий перечень документов, необходимых в соответствии с нормативными правовыми актами для предоставления государственной услуги, подлежащих представлению заявителем. Данный перечень на сегодняшний момент не предусматривает необходимости предоставления заявителем документов, подтверждающих отсутствие у него оснований запрета на участие в проведении антикоррупционной экспертизы, предложенного разработчиком Проекта. Так, например, указанный перечень не предусматривает необходимости предоставления справки об отсутствии у физического лица судимости, а равно документов, свидетельствующих о наличии у юридического лица статуса некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента. С другой стороны, разработчик не предлагает включить указанные требования в текст Административного регламента, а равно иным образом изменить его содержание. Не предлагается также и наделение Минюста России обязанностью по осуществлению проверки заявителя на предмет его соответствия предложенным разработчиком критериям.

Таким образом, на практике в случае принятия анализируемого Проекта будет иметь место нормативная коллизия, которая не позволит правоприменителю действовать в строгом соответствии с требованиями законодательства и поставит его перед необходимостью поиска самостоятельного внепроцессуального решения этого вопроса, что само по себе создаст условия для проявления коррупции.

 

Кроме этого следует обратить внимание на используемое разработчиком словосочетание «участие в проведении независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов)». В тексте законопроекта, а равно в тексте пояснительной записки к нему отсутствуют какие-либо четкие критерии «участия в проведении» антикорупционной экспертизы. Для правоприменителя остается невыясненным вопрос, о каком именно участии идет речь в данном случае — об участии в качестве заказчика проведения антикоррупционной экспертизы, лица, осуществляющего предварительный анализ нормативных правовых актов и их проектов с целью дальнейшего использования данной информации экспертом или в качестве непосредственно эксперта, проводящего антикоррупционную экспертизу. Отсутствие четкого правового определения понятия «участие в проведении» независимой антикоррупционной экспертизы на практике может привести к необоснованному расширительному толкованию указанного понятия и существенному ограничению прав третьих лиц на осуществление анализа нормативных правовых актов и их проектов.

 

Принимая во внимание вышеизложенное, необходимо прийти к выводу, что анализируемая норма, предложенная разработчиком Проекта, содержит следующие коррупциогенные факторы:

 

  • широта дискреционных полномочий — отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий государственного органа, органа местного самоуправления или организации (их должностных лиц) (подпункт «А» пункта 3 Методики) (утв. постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. N 96)[7] (далее — «Методика»);

 

  • выборочное изменение объема прав — возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) (подпункт «В» пункта 3 Методики);

 

  • отсутствие или неполнота административных процедур — отсутствие порядка совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка (подпункт «Ж» пункта 3 Методики);

 

  • нормативные коллизии — противоречия, в том числе внутренние, между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае (подпункт «И» пункта 3 Методики);

 

  • юридико-лингвистическая неопределенность — употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера (подпункт «В» пункта 4 Методики).

 

 

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов предлагается изложить часть 1 статьи 5 Федерального закона от 17.07.2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»  в следующей редакции:

 

«1. Институты гражданского общества и граждане Российской Федерации могут в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет собственных средств проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов). Порядок и условия аккредитации экспертов по проведению независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции.

Не допускается проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов):

-гражданами, имеющими неснятую или непогашенную судимость в результате совершения преступления коррупционной направленности;

-гражданами, включенными в реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия;

-гражданами, осуществляющими деятельность в органах и организациях, указанных в пункте 3 части 1 статьи 3 Федерального закона».

 

 

В качестве замечаний общего характера необходимо обратить внимание, что анализируемый законопроект не дает ответа на вопрос относительно возможных последствий для эксперта (как физического, так и юридического лица), удовлетворяющего предложенным разработчиком критериям, запрещающим ему участие в проведении независимой антикоррупцинной экспертизы, в случае осуществления им независимой антикоррупционной экспертизы, несмотря на запрет. Невыясненным также остается вопрос относительно правовых последствий для тех экспертов (физических и юридических лиц), которые одновременно с наличием у них «запретных» признаков, перечисленных разработчиком, будут иметь свидетельство об аккредитации в качестве независимого эксперта при Минюсте РФ на момент вступления в силу предложенного разработчиком законопроекта. Процедура урегулирования указанного вопроса разработчиком также не предложена.

 

По результатам проведенного экспертного анализа необходимо, прежде всего, обратить внимание, что конечная цель законопроекта разработчиком не описана в тексте пояснительной записки. Кроме этого разработчик не привел доводов в пользу того, что предлагаемые им изменения адекватны предполагаемым целям настоящей законодательной инициативы. В связи с этим сделать обоснованный вывод относительно целесообразности предлагаемого законопроекта невозможно.

Вместе с тем необходимо заключить, что отдельные предложения разработчика Проекта в части запрета на участие в проведении антикоррупционной экспертизы заслуживают внимание и являются обоснованными для целей осуществления данного вида экспертиз. Тем не менее, следует заметить, что чрезмерное ограничение по субъектному составу лиц, имеющих право проводить антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов и их проектов, может напротив негативно сказаться на целях и задачах проведения антикоррупционной экспертизы, поставленных законодателем, а также необоснованно лишить права участия в экспертизе лиц, являющихся полноценными участниками правоотношений.

 

8 Июля 20 18 г. М.А. Крупский
                 № МК-8-07-18 (подпись независимого эксперта) (инициалы, фамилия независимого эксперта

(руководителя организации для юридических лиц)

 

[1]             http://sozd.parliament.gov.ru/bill/475641-7

[2]             Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Российская газета» от 22 июля 2009 г. № 133, в Собрании законодательства Российской Федерации от 20 июля 2009 г. № 29 ст. 3609.

[3]             Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Российская газета» от 05.03.2010, № 46, «Собрание законодательства Российской Федерации» от 08.03.2010 г. № 10, ст. 1084

[4]             Первоначальный текст документа опубликован в издании «Российская газета», N 260, 18.11.2011.

[5]             Первоначальный текст документа опубликован в издании «Российская газета», N 197, 29.08.2012

[6]             Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Собрание законодательства РФ», 29.12.2008, N 52 (ч. 1), ст. 6228, «Российская газета», N 266, 30.12.2008, «Парламентская газета», N 90, 31.12.2008.

[7]          Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Российская газета», N 46, 05.03.2010, «Собрание законодательства РФ», 08.03.2010, N 10, ст. 1084.